Мекеги и Мекегинское общество

Мекеги и Мекегинское общество

История образования мекегинских хуторов берет начало с конца XVII по XIX в. Это был очень длительный процесс. В XIX в. полностью сформировались хутора Джангамахи, Аялакаб, Зуримахи, Цурримахи, Чяхимахи, Лабко — Верхнее и Нижнее.

Цурримахи в послевоенные годы был переведен в нынешний Кадиркент. Более точную дату образования селений Мекеги и Джангамахи установить не удалось. Само Мекеги раньше называли по-разному: село ста озер (даршал шаралаши), Сигмигкъала, Минкент, Менктент, Микхент. По другим преданиям, селения Мекеги, Губден и Кадар были основаны тремя братьями-близнецами. Утверждается также, что Мекеги основали переселенцы из с. Бекши (главное село), некогда расположенного в местности Пела Дубура, где в недавнем прошлом функционировал хутор Цурримахи. Согласно этой легенде, переселенцы из Бекши основали и другие крупные даргинские селения: Акуша, Цудахар, Усиша, Мути, Губден. Примерно в XII — XIV вв. в Мекеги образуется вольное общество, которое просуществовало вплоть до присоединения Дагестана к России в 1861 г.

Мекегинское вольное общество имело собственный вооруженный отряд до 300 всадников и входило в союз вольных обществ Акуша-Дарго. Этот союз характеризовался отсутствием какого-либо диктата одного общества над другим. Акуша-Дарго принимало самое деятельное участие в войнах против иноземных захватчиков — Тимура, Надир-шаха и других. В боевых действиях, которые велись в Акуша, командовал сам Тимур, персидскими войсками — Таймаз, а мекегинцами — Кигьала-Али. Здесь персидские войска потеряли воинов в два раза больше, чем в других местах.

Ученый А. Потто в книге «Кавказская война» пишет, что селение Акуша считали центром даргинского союза XVI в. Даргинский союз состоял из шести автономных магалов — обществ, каждое из которых управлялось своим кадием, но акушинский кадий считался главою союза, а Акушинское общество преобладало над другими. В истории Дагестана был момент, когда свободе горских народов грозила реальная опасность в лице завоевателя Надир-шаха. Тогда в кровавой битве в местечке Иран-Хараба, что значит гибель Персии, акушинский народ нанес ему крупное поражение. Бегство персов было таким поспешным, что шах потерял на поле сражения корону и драгоценное седло. Эти трофеи переходили в Дагестане из рук в руки до последнего имама Чечни и Дагестана Шамиля, утерявшего их в Гунибе. Акушинцы после блестящей победы над персами слыли в горах непобедимыми и как сильнейший народ играли во многих событиях главенствующую роль.

По имеющимся историческим данным, в Дагестане в те времена параллельно существовали два крупных даргинских объединения. Это, как мы уже говорили, Акушинское вольное общество Акуша-Дарго и Кайтагское уцмийство, которое просуществовало до 1819 г., пока не было покорено царской армией под командованием генерала Ермолова. Тогда в состав уцмийства входили Кайтагский, Каякентский, часть Сергокалинского, Дербентского, Табасаранского, Дахадаевского районов. Оно прошло трудный многовековой путь. Захватнические нашествия арабов, татаро-монголов, иранцев и других пришельцев сопровождались разрушениями, грабежом населения, его истреблением, нарушался закономерный ход развития Кайтага, бывшего уцмийства, Кайтаго-Табасаранского округа. Но народ всегда мужественно отстаивал свою независимость.

К сожалению, мы не знаем, почему главный даргинский союз Акуша-Дарго и Кайтагское уцмийство не имели тесных контактов хотя бы по национальным признакам, чтобы наносить сокрушительные поражения любым пришельцам.

В XVII в. из-за угрозы нападения Надир-шаха мекегинцы под руководством тогдашнего главы вольного общества ДехIела Муртазали готовили крепость к обороне. Именно тогда были сняты и уложены в стены крепости надгробные памятники и кладбища превратились в пустыри.

В 1815 г. кадием Мекеги стал 22-летний Чамсадин-кади. Умный, способный, талантливый арабист, хорошо знающий Коран, шариат, адаты не только с. Мекеги, но и других даргинских селений, он проявил себя и как умелый военачальник.

Влияние Чамсадин-кади распространялось не только на Акушинское вольное общество, но и на подобные объединения в Дагестане.

В тридцатые годы XVIII в. имамы Казимулла и Гамзатбек неоднократно призывали Акушинское общество присоединиться к ним в борьбе против русских, но получали отказ. В этом не было необходимости. Царское правительство не облагало общество налогами, не вмешивалось в его внутренние дела. Тогда имам Гамзатбек решил расправиться с Акушинским вольным обществом, в состав которого входили и мекегинцы. В с. Мекеги было собрано войско из 700 человек под командованием Курбан-къади. Оно было разделено на четыре отряда: три пеших и один конный.

Решающее сражение произошло в долине, ведущей в Цудахар, и его выиграли войска Акушинского вольного общества.

В 1830 г. главнокомандующий царскими войсками генерал Головин обложил Акушинское вольное общество податью и потребовал от него выполнения всех условий, обязательных для подданных Российской империи. Мекегинцы, как и другие даргинцы, ответили отказом, и с этого момента начинается сближение мекегинцев с движением имама Шамиля.

Середина XIX в. осталась в памяти мекегинцев как очень трудное время. Был восстановлен Даргинский округ, начальником которого стал русский майор Оленич, организовавший по всему округу милицейские отряды. Часть населения по-прежнему ориентировалась на сближение с Шамилем, но по настоянию начальника округа джамаат Мекеги принимает решение запретить всяческие связи с Шамилем, а в случае перехода на его сторону — казнить. Так и поступили с Сагидла Багандом, захваченным мекегинцами после его перехода к Шамилю. Он был сброшен со скалы в 1846 г.

В том же году Шамилю с Хаджимурадом удается разбить русские войска в Даргинском округе и присоединить к имамату вольное общество. В октябре 1846 г. мекегинцы вместе с другими даргинцами под руководством Хаджимурада принимают участие в тяжелых и неравных боях против царских войск под руководством князя Бебутова. Вольное общество было покорено, и князь Бебутов, как сам писал царскому министру Чернышеву, «в порядке наказания» отбирает пастбища и покосные земли у вольного общества в местности Дешлагар и передает их Самурскому полку. В последующем были отменены последние остатки вольностей. Вместо даргинских вольных обществ был образован Даргинский округ, который был разделен на пять наибств. В Мекегинское наибство входили следующие населенные пункты: Мекеги со всеми хуторами, Урахи, Вихли, Мургук, Нижнее Мулебки, Верхнее Мулебки, Мугри, Канасирахи, Цурри, Дегва, Меусиша, Дейбук, Герга, Джангама-хи и Лабкомахи.

В дальнейшем из Мекегинского наибства образовались два: одно — в Мекеги, другое — в Урахи.

Профессор Р. М. Магомедов пишет, что до сих пор речь шла о месте предков даргинского народа среди других этносов древнего Дагестана. Итог окончательно подвел выдающийся языковед П. К. Услар в своей работе «Хюркилинский язык». Он утверждает, что слово «даргва» входило в состав названий семи крупных традиционных политических объединений даргинцев, занимавших почти всю даргинскую этно-территорию: Акуша-Дарго, Кааба-Дарго, Хамур-Дарго, Уцми-Дарго (или Кайтаг-Дарго), Буркун-Дарго, Гуци-Дарго, Сирха. Эти крупные объединения в основном образовывались из более мелких, называемых «хуреба». Например, Акуша-Дарго состояло из Акушала-хуреба, Цудкур-ла-хуреба, Усила-хуреба, Мухела-хуреба, Микхила-хуреба, Хюркрила-хуреба. По происхождению слово «хуреба» арабское и означает «пришлые». У даргинцев же «хуреба» означает «ополчение, войско». Каждое объединение общин было способно сформировать военный отряд для защиты своих интересов и рассматривалось соседями именно как военно-политическая единица.

Подобный принцип организации был присущ и другим народностям Дагестана. В частности, аварские общинные союзы именовались «бо» (буквально: войско, ополчение).

Дарго — это территориально-федеративное объединение группы соседних хуреба. Услар считает, что слово «дарго» (даргва) не относится

к языку. Это общее название для бывших округов, которые, быть может, происходят от «дарг» — внутренности, в противоположность внешнему. «Либбила даргва» — «все дарго». В массовом сознании народа «дарго» понимается как «родина даргинцев».

Известный лингвист С. Н. Абдуллаев отмечает, что в прошлом жители Акуша-Дарго не включали в понятие «дарго» ни Кадар, ни Губден, ни Сирху (ни даже Муйри, Мюрего и Кайтаг), то есть не относили их к внутренним землям. С внутренним делением даргинских земель связан и вопрос деления языка. Сейчас большинством лингвистов принято выделять диалекты: акушинский (лег в основу литературного даргинского языка), урахинский (Услар назвал его хюркилинским), мекегинс-кий, цудахарский (многие считают его «диалектной группой» из нескольких обособленных говоров), муйринский (некоторые его говоры — дейбукский, харбукский — сильно обособлены), сирхинский, вуркукдадаргинский. Кайтагский и кубачинский языки некоторые исследователи считают особыми. Как диалекты рассматриваются кадарский, мугинский, мулебкинский, гимринский, гапшиминский и другие языки. Село Сирха по своему языку считается ближе к с. Хайдак.

АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО И ЧИСЛЕННОСТЬ

К началу XIX в. Дагестан в политическом и в административном отношении состоял более чем из 10 федеральных владений (ханства: Аварское, Дербентское, Казикумухское, Кюринское, шамхальство Тарковское, уцмийство Кайтагское, майсумство Табасаранское) и нескольких десятков союзов сельских обществ (Акуша-Дарго, Ахтыпара, Докузпара, Гидатлинский союз и др.)

Даргинцы в политическом отношении подразделялись на следующие образования: Акушинский суперсоюз обществ или Акуша-Дарго (Акушинский, Цудахарский, Мекегинский, Урахинский, Мугинский, Уси-шинский союзы обществ), Сюргинский союз Даргинии, шамхальства (селение Губден и Кадар). Даргинцы, входившие в состав Кайтагского уцмийства (Уцуми-Дарго) — это союзы обществ и магалы Ганш, Ганк, сюда же входят и Кубачи, Муйри, Маджалис-кадта (часть) Теркеме (даргинская часть), Хемур-Дарго, Буркун-Дарго. Даргинцы, входившие в андалалский союз обществ, — селения Мегеб, Миамуги, Мемуги Кайтагцы же подразделялись на магалы, входившие в состав уцмийства-Маджалис-кадта (большая часть), Ицари, Шуркант, Ирчамул, Каттаган, Кара-Кайтаг.

С окончанием Кавказской войны в 1860 г. была образована Даргинская область, которая делилась на округа.

Р. М. Магомедов пишет, что с. Усиша был центром вольного общества, там издревле существовала почва для традиционной арабской науки. Из этого села вышли известный ученый-филолог, составитель грамматики арабского языка Дауд Усишинский (умер в 1757 г.). Его продолжателем был Магомед Мингаджов, которому тогда было уже 80 лет. Около 1400 г. население нынешнего Левашинского плато находилось под игом хунзахского хана Нуцала и каждый год платило ему дань. Один раз Нуцал-хана попросили перенести оплату на следующий год, однако хан этого не сделал. Тогда Айса-Мирза из Акуша сказал: «Разве мы трусливее нукеров Нуцала? Или люди Нуцала храбрее нас? Почему мы должны платить дань? Это — его владения? Давайте же будем действовать сообща. Мы — свободные уздени и не обязаны никому подчиняться». Состоялась схватка с нукерами возле с. Салта, где было пролито много крови, но восставшее даргинское население одержало победу, и нукеры ушли. Таким образом жители плато освободились от гнета хунзахского хана Нуцала. На этой территории позднее возникли селения Лабко, Панахмахи, Аямахи, Уллуая, Чанкамахи, Сулеймакент, Tapгикент, Тазгиркент, Хассакент, Наскент, Эбдалная, Какамахи, Леваши, Цухтамахи, Верхнее и Нижнее Убеки. Когда общинники отстояли свои права на эту землю, ее разделили по общему согласию между различными общинами.

Акушинцам досталось земли мало, и они обратились к обществу Дарго с просьбой выделить им еще. Тогда им отвели землю от Лабко до Левашей. Цудахарцы получили Убеки, мекегинцы — Аямахи, мугинцы - возле Панахмахи, усишинцам дали возможность пользоваться даргинскими горными пастбищами.

Раз в год общее народное собрание принимало решение или законы. Выбиралось ответственное лицо для контроля за их исполнением. В то время даргинцы не имели уже ни ханов, ни беков — они все стали свободными узденями.

Откуда возникло с. Чуни? На горной возвышенности есть место, называемое Сивух. К ней примыкает высокая гора Щахдаг, где держал табуны своих лошадей Нуцал-хан хунзахский. Место стоянки лошадей называлось «чугьаниби», отсюда возникло название аула Чуни

Нуцал-хану подчинялись все акушинцы, ему же принадлежали их земли. Ежегодно Нуцал-хан приезжал в Акуша для сбора дани (харанеги). Собрав ее, он возвращался к себе в Хунзах. Долгое время тянулось недовольство населения, пока наконец не лопнуло терпение. Во главе народного движения встал Аминал ПахIанда. Он созвал уполномоченных всех даргинцев: цудахарцев, мекегинцев, урахинцев — словом всех даргинских представителей и обратился к ним со словами: «Мы все - дети одной матери, у нас один язык, но у нас нет единства. В единстве наша сила». Для примера он взял метлу из прутьев и предложил любому из присутствующих сломать ее, никто не смог этого сделать. Тогда он начал вытаскивать по одному прутику и сломал всю метлу. «Вы видели, как я смог это сделать? — спросил он. — Если мы объединимся, то Нуцал-хан не сможет подчинить нас себе, но если мы будем врозь, то ханы высосут нашу кровь. Скоро опять наступит пора сбора дани для хана, у сборщиков не будет сострадания к нам, но мы объединимся и выступим сообща. Тогда мы сможем вернуть незваных гостей туда, откуда они пришли. Мы привяжем их лошадей к надгробным камням и скажем: «Ваши кунаки там, идите к ним».

Так и произошло. Когда на акушинскую землю прибыл отряд Нуцал-хана, ему был дан отпор. В завязавшемся бою отряд был разбит повстанцами и изгнан за цудахарскую реку. Обе стороны пришли к соглашению, что земли за рекой остаются во владении Нуцала, но он не должен переходить на другую сторону реки. Во время этих событий не тронули селение Чуни, где жили люди разных тухумов: даргинцы, аварцы, лакцы.

К началу 1998 г. в Республике Дагестан проживало 2094,6 тыс. человек. Из них 332,4 тыс. человек составляли даргинцы — вторая по численности народность Дагестана (после аварцев). Это 16,1% от численности всего населения РД. Они живут в горной и предгорной зонах среднего Дагестана, протяженность территории с севера на юг около 100 км, а с запада на восток — до 70 км. Большая часть их расселена в сельской местности — 68%. Они проживают в 16 районах: в Акушинском, Дахадаевском, Кайтагском, Левашинском и Сергокалинском даргинцы составляют от 75 до 100% населения; в Каякентском, Карабудахкентском районах — 36-43%; в Тарумовском — 19%; в Кизлярском — 15%; в Буйнакском — 9,14%; в Дербентском, Ногайском, Агульском, Бабаюртовском, Хасавюртовском и Кумторкалинском районах доля даргинцев варьируется от 4 до 9% населения.

Городская часть населения даргинцев проживает в основном в Махачкале — 14% населения города, в Избербаше — 57%, в Кизляре — 7,3/о, в Буйнакске — 6,6%, Хасавюрте — 4,2%, Дагестанских Огнях — 9%. Современное расселение народностей на территории Дагестана складывалось на протяжении длительного периода времени. Многонациональными считаются Дербентский, Буйнакский, Хасавюртовский районы, где проживают представители двух-трех национальностей. В даргинских районах тоже проживают люди разных национальностей. К примеру: в Акушинском в селах Балхар, Кули, Уллучара, Цуликила — лакцы; в Кайтагском в селах Янгикент, Туменлер, часть села Маджалис — кумыки; в Левашинском в селах Ахкент, Кулецма, Нижнее Чугли, Охли, Орада, Чугли, Урма, Кутиша, Хахита и Чуни — аварцы; в Дахадаевском в селении Шанди — лакцы.

В районах: Агульском (с. Чираг) — даргинцы; в Буйнакском (с. Кадар) — даргинцы, в Карабудахкентском (cc. Губден, Гурбуки, Джанга) - даргинцы.

Жители этих аулов имеют тесные связи с другими народами, свободно владеют языком основной национальности района. Это расселение произошло во второй половине XX в., особенно в последние два-три десятилетия. Численность даргинского населения, по данным всеобщей переписи населения Российской империи, в 1897 г. составила 123685 человек. Они проживали в округах: Темир-Хан-Шуринском — 10361, Гунибском — 727, Даргинском — 74091, Кази-Кумухском — 3644 и Кайтаго-Табасаранском — 34862 человека. В городах Дагестана, по переписи, 1897 г., даргинцев не числилось.

Как мы уже говорили, образование мекегинских хуторов происходило с конца XVII по XIX в. Это был длительный процесс. Мелкие хутора объединялись в большие селения. Так, в Губден переселились жители хутора, который был около Джангамахи (махъела къярд), половина жителей села, которое было расположено около Урма (Урмала къярд), другая половина жителей этого селения или хутора ушла в аварские села.

Источник: Автор: К.Абдулбеков, из книги 'Джангамахи и джангамахинцы'

comments powered by Disqus